Официальный сайт одесской общественной организации «Общинный дом еврейских знаний "МОРИЯ"»
 
вернуться к оглавлению
&
מוריה

Альманах "МОРИЯ" № 3 (2005 г.)

Александр Бирштейн

СЛЕДЫ ЗНАКОМЫХ ЗВЕРЕЙ (Путешествие по склону жизни)


Яков Шехтер "ВОКРУГ СЕБЯ БЫЛ НИКТО", роман

Эту книгу я читал долго. Восемь часов подряд. Сел, открыл первую страницу, вторую... десятую и… так до конца. И ведь, главное, отвлекался, конечно, отвлекался. Подумать, поспорить с автором мысленно… Часто я проигрывал этот спор, но не огорчался, а снова и снова вслед за автором перемещался по Одессе, переносился в Реховотскую крепость, попадал ненадолго в Израиль, тынялся по Средней Азии, Литве и снова в Одессу, где все так близко, знакомо…

Не все! Родная моя Одесса, увиденная Яковом Шехтером, автором романа "Вокруг себя был никто", оказалась другой. Нет, не менее родной, но многое, прежде не замеченное, вдруг вышло на первый план. И удивило, и восхитило, и огорчило безмерно. Потому что, о моем городе, о людях, живущих тут, рассказывает человек талантливый и зоркий.

"Я не пришел сказать ничего нового, лишь прогуляться по утоптанным дорожкам, приласкать следы знакомых зверей".

Ничего себе прогулка! А вам, читатель, разве не хотелось вернуться туда, где вы были молоды, а от этого благополучны и оптимистичны? Уверен, уверен, что любой мечтал об этом. Удалось? Как кому… А вот Якову Шехтеру, вернее, его герою, удалось. Кстати, к большой удаче автора отношу и то, что все важные для повествования места и промежуточные персонажи романа носят имена персонажей любимых книг детства.

"Я собрал, как ныряльщик, самые знаменитые описания Одессы и известные персонажи и вставил их в текст", - так написал мне недавно Яков Шехтер.

Отсюда появляются в романе мадам Стороженко и пароход "Тургенев" - из романа Валентина Петровича Катаева "Белеет парус одинокий", дом Либмана из рассказа Ивана Алексеевича Бунина "Галя Ганская", дом с пирамидкой - из книги Константина Георгиевича Паустовского "Время больших ожиданий".

С самого начала я все время пытался определить для себя жанр этого романа. Может фантастика? Нет, безоговорочно, нет! Ведь кроме найденного автором слова "психометрист", определяющего профессию, призвание, страсть автора, все в этом романе реально. Даже то, что, возможно, и не было никогда. Какая разница? Ведь я безоговорочно верю тому, о чем рассказывает Яков Шехтер.

Успешный, благополучный, допущенный к некоторым тайнам психометрист прилетает в Одессу. В общем-то, просто командировка. Прочесть лекции, пообщаться с людьми. Есть, правда, еще одна, тщательно скрываемая цель. Герой надеется найти в Одессе Учителя, человека, которому ведомы все тайны психометрии, который, возможно, возьмет его в ученики, приблизит к Знанию.

"Я достиг многого, наверное, в глазах других, очень многого, но ни один из Мастеров не выбрал меня в ученики".

Предыдущие попытки героя найти Учителя оказывались неудачными. Долгие поиски наметили легкий, едва заметный след. И след этот вел в город его детства, в Одессу. И сначала подспудно, потом все более и более явственно герой понимает, нет, ощущает, что сила, ведущая его всю жизнь, явит ему новые откровения, изменит всю оставшуюся жизнь. Но зачем, спросите, герой так стремится стать Учеником, а потом и Мастером? Яков Шехтер, устами своего героя отвечает и на это.

"Воля и желание в душе настоящего психометриста находятся на более высоком уровне, чем тот, на котором события могут быть постигнуты и расшифрованы. Есть мудрость разума - познание, а есть мудрость души - высший путь, когда решение приходит само собой, мгновенно, словно продиктованное".

Да, к этому стоит стремиться, ибо настоящие психометристы владеют силой, способной изменять не только отдельных людей, но и устанавливать нравственный климат на больших и важных территориях. А это мир, покой, толерантность… Но для того, чтоб овладеть истинным мастерством, надо измениться самому, изменить собственную жизнь.

Изменить свою жизнь… Многие ли решаются на это, когда уютно, тепло, когда встречают с почетом. Вроде, все есть…

Медленно, осторожно осваивается герой в городе своего детства…

"Я шел туда, словно первый осенний дождик, нерешительно и замирая на каждом шагу".

Эти слова в романе сказаны совсем по другому случаю, но так подходит к тому, что происходило с героем в первые дни его нахождения в Одессе.

Город детства. Как много значит он в судьбе человеческой. Можно покинуть его навсегда, жить счастливо и обеспечено, преуспевать в том, что является целью жизни, но… Стоит вернуться туда, где рос и начинал, и город, посмеявшись над твоим успехом и самомнением, вдруг покажет тебе, чего стоишь ты на самом деле. И люди, встреченные тобой, будут говорить о своем, но ты поймешь, что говорят они и о тебе.

Так и случилось с героем Якова Шехтера. Разные люди встречаются ему. Разные судьбы проходят перед ним. И связь этих судеб, прежде невидимая, начинает проявляться, раскрывая свои тайны и боль. Наиболее подробно и глубоко проникает герой в судьбы двух женщин, Лоры и Тани, ныне живущих в Одессе. И та, и другая тоже, по-своему, искали Знания, за ним, за Знанием этим, обычного человеческого счастья. Одна из них, Лора, нырнула в бездны оккультизма, но вместо истины и знания обрела унижение, страдание и обман. Ее чистота и доверчивость были использованы злыми и расчетливыми людьми для того, чтоб добиться своей корыстной цели. Другая женщина пыталась погрузиться в тайны восточных верований и черных сил. О, ей пришлось хлебнуть сполна! Безнравственность и подлось своих новых "друзей" в Литве, изуверство и вседозволенность их духовного вождя в Узбекистане. Конечно, это приводит к беде. Более того, к преступлению. Ибо не могут новоявленные "учители" позволить людям вырваться из под своего гнета. Особенно, когда за этим стоит и обыкновенная корысть.

Герой знакомится с этими женщинами в процессе обязательных командировочных будней. Этим женщинам, узнавшим страдание и печаль, нужна его помощь. Ведь они видят в нем признанного авторитета, человека, обладающего Знанием. Но это не так! Ведь и герой не достиг Знания, разменял свою жизнь на обычные блага, пошел на компромисс и в профессиональной, да и в личной жизни.

"Возможно, устремившись изо всех сил к вершинам психометрии, я пропустил очередную ступеньку, и ее-то мне сейчас не хватает".

И окруженный людьми и тайнами, он вдруг явственно осознает, что все-таки остается один на один с собой. Так приходит страдание.

Но, как говорит Яков Шехтер:

"Смысл страданий в уроке, который мы выносим из них".

Пытаясь помочь этим женщинам, герой вдруг осознает, как малы, как несовершенны его возможности, осознает, что его судьба, его жизнь пошла не так, как было ему предназначено, что все ценности, скопленные за долгую жизнь, не стоят ни гроша. Что надо начинать сначала.

"С пустыми руками бреду я по склону жизни"…

Пустые руки… А ведь это и не состоявшееся призвание, и семейная жизнь, осколки которой приходится склеивать постоянно, и благополучие, сделавшее героя успокоенным и, порой, равнодушным.

"Мои записи похожи на письмо, бесконечное письмо. Но кому? Письма - знаки приязни, дружбы, часто любви. Неужели к самому себе?"

Счастье, огромное счастье героя в том, что он может, умеет задавать себе такие вопросы.

Когда в середине прошлого века польский писатель Ежи Ставинский опубликовал свою повесть "Час пик", он неожиданно для себя дал определение для целой категории прозы. И в самом деле и "Гамлет", и "Преступление и наказание", и многое, и многое посвящены этому переломному в жизни человека событию - дойти до края, дать себе честный ответ за всю прожитую жизнь и... Вот тут возможны варианты.

Яков Шехтер выбрал, на мой взгляд, оптимистический. Вроде все, что произойдет с героем дальше, отдано на суд читателя. Но... автор мастерски умеет расставлять вешки, по которым удается проследить и дальнейший путь, дальнейшую судьбу героя. Она будет трудной, но и счастливой. Шехтер умело протягивает нить из прошлого в настоящее, из настоящего в прошлое, а уж оттуда в будущее. Так и хочется их связать, эти нити. Но нет у них концов. Они, если приглядеться, и не рвались никогда. Связь времен не нарушена! И это здорово, потому что, обращаясь к нам, обращаясь к себе, автор говорит и с теми, кто придет после нас.

"Есть, есть, что сказать…. Только способно ли новое поколение услышать? И захочет ли?".

Уверен, что голос Якова Шехтера будет слышен долго-долго!


 
Программы Общественной организации "Общинный дом еврейских знаний "МОРИЯ" осуществляются при содействии Еврейского распределительного комитета "Джойнт" и еврейской общины г.Балтимор (США).
X